Яхты Подмосковья: парусные увлечения москвичей

За неимением моря москвичи облюбовали ближайшие водохранилища: Клязьминское, Пироговское и Пестовское. Самые состоятельные тратят на покупку судов крупные суммы и соревнуются, у кого яхта длиннее и дороже.

Яхты Подмосковья: парусные увлечения москвичей

Сегодня на подмосковных водохранилищах можно встретить разнообразнейшие средства передвижения: от деревянной яхты постройки 1950-х годов до современного моторного судна за $5 млн. До середины 1990-х годов на Клязьминском, Пироговском и Пестовском водохранилищах преимущественно был развит отдых под парусом. Для этого были созданы все условия еще в советское время, когда в рамках договора СЭВ польские производители ввезли в нашу страну несколько тысяч парусных яхт. Несмотря на то что большей части этого флота уже за 20 лет, основная его масса до сих пор на акватории. Ведь в отличие от машины яхта при должном использовании может ходить 40 и более лет. Единственный нюанс — на такое хобби сильно влияет погода, не говоря уже о сезонных факторах. Фактически яхтсмены могут пользоваться своими судами лишь начиная с поздней весны и заканчивая серединой осени.

Для поддержания этих судов было создано несколько десятков яхт-клубов (в основном по берегам Клязьминского водохранилища), где яхты хранят зимой и ремонтируют. Летом едва ли не половина флота участвует в гонках, которые проводятся в Подмосковье, на Волге, Онежском и Ладожском озерах. Сегодня парусная яхта 1985 года постройки длиной 10 м в хорошем состоянии обойдется в $20-25 тыс. Новые современные парусные лодки с аналогичными параметрами будут уже стоить от $45 тыс.

ДЛИНА ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЕ

Кроме парусных судов, за последние пять-восемь лет на подмосковных водохранилищах появилось множество моторных яхт и катеров. Они хранятся в основном в переделанных советских клубах: «Буревестник», «Аврора» и др. Во многом подмосковные марины — так во всем мире называются стоянки для яхт — уже соответствуют тем требованиям, которые предъявляются к зарубежным аналогам на Сре­диземном море. Одной из любопытных особенностей подмосковных марин стала сверхвысокая цена стоянки, которая превышает даже расценки в лучших маринах на Лазурном побережье. Сегодня во многих подмосковных яхт-клубах стоимость годовой стоянки может достигать $15-20 тыс. Цена формируется в основном исходя из размеров корпуса. Скажем, за семиметровую парусную яхту возьмут $1,5-2 тыс. в год, но с владельца 20-метровой моторной яхты стоимостью $2 млн уже возьмут по $500 с 1 м за тот же период.

Несмотря на такие цены, судовладельцы в Подмосковье приобретают в основном именно большие яхты: 15-25 м. Покупателей даже не останавливает размер акваторий — ведь на океанских яхтах, которых, кстати, насчитывается на местных водохранилищах уже несколько десятков, если хорошо надавить на ручку газа, можно за минуту оказаться на противоположенном берегу. Очень часто на этих судах выходят на воду не больше двух раз за сезон. В основном их используют как плавучие дачи или дополнительный офис на природе, а в середине 1990-х на них даже происходили «разборки» посреди водохранилища.

Существенным фактором при покупке большой яхты служит негласное соревнование: у кого дороже и длиннее.

ИЗ ПОДМОСКОВЬЯ В ПИТЕР

Кроме любителей яхт-дач, существуют и те, кто не любит сидеть на одном месте. Уже есть ряд примеров, когда яхта используется бизнесменом как средство передвижения. Так, руководитель одной из крупных строительных компаний на своей яхте «Азимут» систе­матически посещает стройки в Ярославле, пройдя по каналу имени Москвы. На судне подписываются договоры и даются распоряжения.

Естественно, чтобы вести такой образ жизни, не хватит одного водителя, как в обычном автомобиле. Для прохождения потребуется специ­ально обученная команда (затраты на ее содержание — $2,5-3 тыс. ежемесячно). Чтобы дойти до Ярославля, потребуются сутки, а до Санкт-Петербурга и Финского залива хватит трех-пяти дней.