Перепланировка: история о двух дворцах и одной геотехнической проблеме

Всему миру известны блистательные архитектурно-парковые ансамбли пригородов Петербурга. Возрожденные дворцы в Царском Селе, Павловске, Петергофе предстают перед нами во всем своем великолепии, восстанавливается Гатчинский дворец. Между тем до революции к этому перечню неизменно добавляли Константиновский дворец в Стрельне и Большой Ораниенбаумский (Меншиковский) дворец.

Перепланировка: история о двух дворцах и одной геотехнической проблеме

Эти дворцы объединяет многое – и сходная судьба, и близкое компоновочное решение. Оба они возникли еще в петровскую эпоху на гребне высокого (по питерским меркам) естественного уступа – древнего берега Балтийского моря. Компоновка ансамблей очень напоминает Петергоф: дворцы разделяют верхний и нижний парки, от залива к ним подходят каналы. Некогда на склоне были задуманы и каскады фонтанов. Но в отличие от удачливого собрата – Большого Петергофского дворца – героям нашего повествования не повезло: после революции в них размещались различные советские учреждения, в результате здания претерпели немало перепланировок. И если сегодня оформление перепланировки для исторических зданий требует немалого количества юридических проволочек, то в те времена такие вещи делались практически самовольно. В годы войны Стрельнинский дворец был разрушен, только в 1950-е годы были восстановлены два главных зала. В Ораниенбауме немцев не было, и сомнительная честь разрушения Меншиковского дворца всецело принадлежит нашим соотечественникам.

Оба дворца объединяет и общая беда: на грани утраты находятся подпорные сооружения, удерживающие склон и образующие террасы перед дворцами. Именно эти замечательные сооружения придают дворцам особую величественность. Подпорное сооружение Константиновского дворца – это система крупнейших в Европе искусственных гротов – любимой забавы XVIII века, – образующих изящную аркаду со стороны нижнего парка. За этой аркадой скрыта подпорная стенка толщиной до 3,5 м, за которой расположена анфилада погребов, где некогда хранились токайские вина. Конструктивно подпорное сооружение связано с дворцом и обеспечивает его устойчивость на склоне. Подпорное сооружение перед Ораниенбаумским дворцом решено в виде трех рядов подпорных стен, образующих двухуровневую террасу.

Подпорные стены обоих дворцов сложены преимущественно из кирпича и опираются на деревянные сваи или лежни. Некогда под дворцами существовали сложные системы отведения грунтовых и ливневых вод. Бесхозяйственное отношение к этим системам привело к их засорению и выходу из строя. Следствием этого стало обводнение кладки подпорных сооружений. Переменные циклы промораживания и оттаивания в течение многих лет делали свое дело: разрушали кладку, вода находила себе дорогу через конструкции. Разрушение ускорило гниение деревянных элементов под подошвой фундаментов, оказавшихся в зоне переменного обводнения. Итог печален: в гротах Константиновского дворца обрушились стены боковых лоджий, обрушилась подпорная стена недавно восстановленного Японского павильона Меншиковского дворца.

Эти факты отнюдь не являются случайными или локальными. Обследование, выполненное научно-производственной фирмой “Геореконструкция”, со всей однозначностью показало, что процесс разрушения зашел очень далеко, и без кардинальных хирургических, а точнее, геотехнических мероприятий с ним не справиться.

Можно утверждать, что если в ближайшие месяцы не будут предприняты эффективные противоаварийные меры, 300-летие Петербурга мы отметим утратой двух старейших зданий – ровесников города. Что же можно сделать в условиях, когда кирпичная кладка, находящаяся в земле, превратилась в труху, когда до несущих конструкций подпорных сооружений попросту не добраться, когда замена или починка кладки невозможна без утраты исторического сооружения?

На помощь приходят современные интернациональные геотехнологии и российская изобретательность. Специалисты “Геореконструкции” предложили простое и универсальное решение, позволяющее решить сразу три проблемы: воссоздать целостность существующей кирпичной кладки, восстановить работоспособность конструкции в целом и исключить вертикальные и горизонтальные подвижки подпорного сооружения. Оба сооружения дают уникальный шанс для проведения противоаварийных работ прямо с крыши, которой, собственно, и являются террасы перед дворцами.

На них может быть размещена современная легкая техника для буровых и инъекционных работ. Сущность решения состоит в том, что с поверхности террасы проводится бурение вертикальных скважин диаметром всего в несколько сантиметров в теле кирпичной кладки и инъекция известкового раствора в кладку – это способствует восстановлению ее целостности. Повторное разбуривание большим диаметром (150 мм) осуществляется через всю конструкцию подпорного сооружения и ниже под защитным раствором до плотных грунтов. Скважина тщательно бетонируется и армируется. В результате в теле кладки образуется вертикальный армирующий железобетонный элемент, переходящий ниже в буроинъекционную сваю. Система таких элементов, объединенная поверху (под поверхностью террасы) железобетонными балками – ростверком, обеспечит устойчивость, надежность и долговечность подпорного сооружения. При этом полностью сохранится историческая кладка этих сооружений, конструкция усиления не исказит их внешний облик, она как бы “прорастет” и “пустит корни” внутри сооружений. После этого можно будет восстанавливать обрушенные конструкции и системы отведения ливневых и грунтовых вод через подпорные сооружения.

Предложенная технология усиления отнюдь не является экзотической. За последние 20 лет во всем мире с использованием буроинъекционных технологий усилены тысячи исторических зданий. Десятки памятников архитектуры успешно усилены и в Петербурге. Среди них есть и объекты, усиленные под руководством одного из авторов этой статьи, – костел Св.Екатерины на Невском пр., основание которого было проармировано двумя тысячами буроинъекционных свай, ограда Юсуповского дворца на Мойке, ограда дворца Труда и многие другие памятники.

Петербургские геотехники знают, как спасти от разрушения дворцы пригородов Петербурга. У них есть чем это сделать. Вопрос, как всегда, упирается только в финансирование.